WordPress

Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении" с комментариями и выводами от практикующих специалистов.

КС разъяснил, как получить компенсацию за неиспользованный отпуск

Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении - картинка 2

История дела

Михаил Данилов был главным научным сотрудником Института теоретической и экспериментальной физики и в 2015 году уволился. При увольнении работодатель не выплатил ему компенсацию за неиспользованные отпуска за период с 1997 по 2012 год, а потому он решил взыскать деньги в судебном порядке. Безуспешно: суды решили, что по требованиям о взыскании такой компенсации срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Из них 18 месяцев – это предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный Конвенцией Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках», и еще три месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса. А это значит, что истец мог обратиться в суд в течение трех месяцев со дня истечения 18-месячного периода, в течение которого у него было право на предоставление неиспользованного отпуска – то есть не позднее 2014 года.

В похожей ситуации оказались руководители компании «Делойт и Туш СНГ», которые при увольнении потребовали компенсацию неотгулянного отпуска за период с 2004 года по 2016 год. Суды взыскали с их бывшего работодателя лишь часть заявленных требований – только за 21 месяц, предшествовавший дню их увольнения.

КС: суды ошибочно посчитали сроки

Норма Конвенции, которая устанавливает 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, по своему характеру является гарантийной нормой, указал КС. Она предназначена для обеспечения права на отпуск путем его использования лишь для тех работников, которые продолжают трудиться, и «по своему буквальному смыслу не рассчитана на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам».

Истечение 18-месячного срока не может влечь за собой прекращение права уволенных работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска, решил Конституционный суд.


«Положения Конвенции не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании», – Конституционный суд.

По действующему законодательству у работника есть право на взыскание компенсации за неиспользованный отпуск в судебном порядке вне зависимости от времени, которое прошло с момента окончания рабочего года, за который должен быть предоставлен не использованный полностью либо частично отпуск, заключил КС. При этом обращаться в суд все равно нужно вовремя – в течение трех месяцев с момента расторжения трудового договора.

http://pravo.ru/news/206403/

Размер компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении: мнение судов (Даньшин Е.Б.)

Дата размещения статьи: 05.08.2016

Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении - картинка 5

Работник увольняется. В компании он проработал несколько лет, но в отпуск не ходил или брал его лишь частично. Ему положено выплатить компенсацию за неиспользованный отпуск. Вопрос: за сколько лет ее выплачивать: за два последних года или за все года? Мнения работодателей на этот счет разделились. Более того, существует судебная практика в поддержку обеих позиций. Выясним, на какой стороне численный перевес судебных решений и какая из позиций лучше мотивирована.

ТК РФ и первый комментарий КС РФ

В ст. 127 ТК РФ сказано, что при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. Единственная альтернатива — предоставить сотруднику неиспользованные отпуска с последующим увольнением.
Наиболее авторитетным комментарием данной нормы следует считать правовую позицию Конституционного Суда РФ. Он указал, что данная статья, рассматриваемая во взаимосвязи с другими нормами ТК РФ, представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для тех работников, которые прекращают трудовые отношения и по различным причинам на момент увольнения не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск (Определения от 05.02.2004 N 29-О, от 13.10.2009 N 1097-О-О, от 28.05.2009 N 758-О-О).
Таким образом, КС РФ подчеркнул конституционную весомость положений ст. 127 ТК РФ — они являются альтернативным механизмом реализации права работников на отдых, закрепленного в Конституции РФ. Вместе с тем КС РФ упомянул о том, что данную статью нужно рассматривать во взаимосвязи с другими нормами Кодекса. Чтобы понять, как это указание понимают суды, обратимся к судебной практике по конкретным делам.

Суды: компенсируется только два последних года

Пример 1. Бухгалтер проработала в организации с 2005 по 2009 гг. и в отпуск ни разу не ходила. Уволилась по собственному желанию и подала иск к бывшему работодателю о взыскании невыплаченной заработной платы, а также компенсации за неиспользованный отпуск за весь период работы.
Суд удовлетворил требование о взыскании компенсации за отпуск лишь частично: за период 2008 — 2009 гг. Свое решение суд объяснил тем, что компенсация за 2005 — 2008 гг. взысканию с ответчика в пользу истицы не подлежит в связи с пропуском установленного ст. 392 ТК РФ 3-месячного срока на обращение в суд с указанным требованием, о применении которого заявлено ответчиком.
Также суд исходил из того, что в силу положений ч. 4 ст. 124 ТК РФ запрещается работнику непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд. Однако истица не смогла пояснить, почему она не пользовалась предусмотренным Кодексом правом на отпуск, выполняя при этом функции бухгалтера. Ведь ей никто не препятствовал в предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска. Кстати, равно как и ее обращению в судебные органы за восстановлением своего нарушенного права (решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 09.12.2009 по делу N 2-4292/09).

Пример 2. Аналогичным образом разрешил дело другой суд, отказав бывшему гендиректору в удовлетворении требований о взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска за все годы работы.
Суд также сослался на положения ст. 124 ТК РФ, запрещающей непредоставление работнику ежегодного отпуска в течение двух лет подряд, и злоупотребление истцом, как руководителем ООО, своими правами по предоставлению себе данного отпуска (решение Советского районного суда, отмененное впоследствии Апелляционным определением Воронежского областного суда от 13.02.2014 N 33-754).

Пример 3. Бывший работник уже вместе с адвокатом отправился в суд доказывать, что вправе получить компенсацию за более чем 600 дней неиспользованного отпуска. Но судьи отказали и ему.
Опять суд занял позицию о том, что положения ст. 127 ТК РФ следует применять в совокупности с положениями ст. 124 Кодекса, запрещающей непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд.
Для убедительности судьи дополнительно пояснили: основным назначением (целью) ежегодного оплачиваемого отпуска является предоставление работнику времени для отдыха, а не получение сотрудником дополнительных доходов. Именно поэтому законодатель ограничил возможность полностью заменять отпуск денежной компенсацией (Апелляционное определение Липецкого областного суда от 04.09.2013 по делу N 33-2339/2013).

Вывод: как видим, в приведенных делах суды не пошли на прямое применение положений ст. 127, а увязали ее с нормами ст. ст. 124 и 392 ТК РФ. Таким образом, создалось впечатление, что они применили положения ст. 127 во взаимосвязи с другими нормами Кодекса, как и предписано в определениях Конституционного Суда РФ.

Повторный комментарий КС РФ

В 2014 г. одна из тех гражданок, дело которой суд разрешил именно таким образом, обратилась в Конституционный Суд. Она поставила вопрос прямо: положения ст. ст. 124 и 127 ТК РФ должны быть признаны неконституционными, поскольку они не допускают выплату компенсации за неиспользованные отпуска уволенному работнику, если он не использовал ежегодный оплачиваемый отпуск более двух лет подряд.
В этот раз КС РФ дал более развернутый комментарий к ст. 127.
К своей прежней позиции он добавил фразу о том, что данная статья по своему буквальному смыслу предполагает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и поэтому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан (Определение от 29.05.2014 N 1030-О).

Перезагрузка судов: компенсируется отпуск за все годы

После выхода данного Определения КС РФ судебная практика однозначно складывается в пользу того, что ст. 127 ТК РФ нельзя толковать никак иначе, кроме как буквально: сколько бы лет работник не ходил в отпуск, при увольнении ему выплачивается денежная компенсация за все накопленное законное время отдыха. Хотя справедливости ради нужно заметить, что такие решения выносились и в прежние годы, но их было немного. Об этом свидетельствуют Апелляционные определения:
— Курского областного суда от 09.06.2015 по делу N 33-1423-2015;
— Верховного суда Чувашской Республики от 13.01.2014 по делу N 33-60/2014;
— Воронежского областного суда от 13.02.2014 по делу N 33-754;
— Красноярского краевого суда от 11.08.2014 по делу N 33-7160/2014;
— Вологодского областного суда от 16.05.2014 по делу N 33-1983/2014;
— Верховного суда Республики Коми от 26.06.2014 по делу N 33-3037/2014;
— Хабаровского краевого суда от 27.03.2013 по делу N 33-2016;
— Ростовского областного суда от 05.04.2012 по делу N 33-3731.

Резюме

Выплату денежной компенсации за неиспользованный отпуск регулирует исключительно ст. 127 ТК РФ. Статья 124 Кодекса данный вопрос не регулирует, поэтому ее положения к данной ситуации не применяются. Что касается упомянутой взаимосвязи ст. 127 ТК РФ с другими нормами Кодекса, то внимательное прочтение Определений КС РФ от 2009 г. показывает, что суд имел в виду только ст. ст. 114, 116, 120, 122 и 123 Кодекса, статья же 124 в этой череде не называлась.
Право работника на отдых закреплено не только в ТК РФ, но и прежде всего в Конституции РФ (ч. 5 ст. 37). В связи с этим за то, что работодатель допустил нарушение законодательства путем непредоставления ежегодного оплачиваемого отпуска в течение 2 лет, отвечать должен именно он и только он (за данное правонарушение предусмотрена административная ответственность по ст. 5.27 КоАП РФ). Ведь в силу ст. 123 Кодекса отпуск предоставляется по графику, утвержденному именно работодателем. Работник же не должен отвечать за несоблюдение работодателем требований трудового законодательства лишением права на отпуск в виде использования альтернативы — получения денежной компенсации.

http://xn—-ctbbdccf4eebbnlpq5kj.xn--p1ai/article/841

Неиспользованный отпуск не сгорает. Работодатель должен выплатить уволенным работникам компенсацию за все годы

Некоторые суды считают, что законодательством предусмотрен ограниченный срок на подачу иска о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск. То есть потребовать ее можно только в течение трех месяцев после истечения 18-месячного периода — срока, в течение которого у работника существует право на предоставление ему неиспользованного отпуска. Так суды трактуют положения Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках» (далее — Конвенция МОТ № 132). Конституционный суд РФ решил, что это неправильная позиция. Теперь должны быть пересмотрены дела заявителей, которые обратились с жалобой в КС РФ.

В Конституционный суд РФ поступило несколько жалоб, связанных с применением норм Трудового кодекса о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении (постановление КС РФ от 25.10.2018 № 38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других»).

Обстоятельства судебных дел

Также в КС РФ пожаловались бывшие работники ЗАО «Делойт и Туш СНГ». Они работали в должностях партнера департамента по корпоративным финансам, руководителя группы по оказанию консультационных услуг энергетическим компаниям в СНГ и директора в департаменте по корпоративным финансам. В апреле — мае 2016 г. они уволились по собственному желанию, а затем подали иски о взыскании заработной платы, оплаты неиспользованных дней отпуска за периоды работы с 2004 по 2016 гг., компенсации за нарушение сроков выплаты соответствующих денежных сумм и о возмещении морального вреда.

Суд частично удовлетворил их требования: он взыскал с работодателя компенсацию за неиспользованные отпуска лишь за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню их увольнения, а также компенсацию за задержку выплаты этих сумм и компенсацию морального вреда. При рассмотрении дела в суде истцы настаивали, что Конвенция МОТ № 132 в данном случае не применяется, поскольку нормами национального права, а именно ст. 127 ТК РФ, установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении. Суд первой инстанции этот вывод признал необоснованным, указав на отсутствие у работников каких-либо препятствий в реализации права на отпуск в период работы. Оспорить это решение в вышестоящих судах работникам не удалось.

Истцы по обоим делам обратились в КС РФ. Они просили признать положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ не соответствующими Конституции РФ. По их мнению, эти положения (по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой) препятствуют гражданам в реализации права на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска. Тем самым нарушаются конституционный принцип равенства при осуществлении и судебной защите трудовых прав, запрет умаления прав и свобод человека и гражданина, а также требование недопустимости любых ограничений права, которые не оправданы конституционно одобряемыми целями.

Правоприменительная практика

Проблема заключалась в различном толковании судами п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132. В нем сказано, что непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая, по меньшей мере, две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позднее, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска — не позднее, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Одни суды считают, что на основании этой нормы нужно отказывать в иске о взыскании компенсации, если работник его подал хотя и в пределах установленного законом для данной категории споров срока, но по истечении 21 месяца с момента окончания того года, за который отпуск не использован (см. апелляционные определения Московского городского суда от 22.09.2015 № 33-29873/2015, Санкт-Петербургского городского суда от 26.07.2016 № 33-14148/2016 и др.).

Другие суды иным образом толкуют положения ст. 9 Конвенции МОТ № 132. Они считают, что эти нормы устанавливают лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора. То есть они не ограничивают объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск (см. апелляционные определения Самарского областного суда от 29.10.2015 № 33-12115/2015, Воронежского областного суда от 15.12.2015 № 33-6741/2015, Свердловского областного суда от 15.07.2016 № 33-12283/2016, Ростовского областного суда от 05.09.2016 № 33-15632/2016 и др.).

Позиция КС РФ

КС РФ признал ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ не противоречащими Конституции РФ. Но при этом сформулировал позицию по жалобам, на основании которой дела истцов могут быть пересмотрены.

При увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Часть 1 ст. 127 ТК РФ

Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При этом за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении. Эта норма была введена Федеральным законом от 03.07.2016 № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда» и начала действовать с 03.10.2016. После этой даты общий срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, составляющий три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, более не распространяется на правоотношения, связанные со взысканием в судебном порядке выплат, причитающихся работнику при увольнении (включая денежную компенсацию за неиспользованные отпуска).

При этом ч. 1 ст. 127 ТК РФ не устанавливает ни максимальное количество неиспользованных увольняемым работником дней отпуска, взамен которых ему должна быть выплачена денежная компенсация, ни ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения. Напротив, прямо и недвусмысленно указывая на необходимость выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, данная норма предполагает безусловную реализацию работником права на отпуск в полном объеме. По мнению КС РФ, это согласуется как с предписаниями ч. 5 ст. 37 Конституции РФ, так и со ст. 11 Конвенции МОТ № 132.

Пункт 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться. Эта норма не применяется к увольняющимся или уже уволенным работникам. А истечение 18-месячного срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Сами по себе сокращенные сроки давности, предусмотренные в ТК РФ, предназначены исключительно для регулирования процессуальных отношений, возникающих в рамках разрешения индивидуальных трудовых споров между работником и работодателем (в том числе уже не состоящих вследствие увольнения работника в трудовых отношениях), а не для регулирования связывающих работника и работодателя трудовых отношений, включающих такой компонент, как денежная компенсация, причитающаяся работнику за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Суд, устанавливая в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела. В том числе он должен оценить причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

http://www.eg-online.ru/article/384522/

КС дал новое толкование нормам о компенсации за неиспользованный отпуск

Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении - картинка 8

С жалобой в КС обратилось несколько заявителей, чьи дела были объединены в одно производство. Московские суды отказали им в удовлетворении требований из-за пропуска сроков исковой давности. В частности, Зюзинский суд столицы, чье решение было оставлено в силе Мосгорсудом, ссылаясь в том числе на п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ «Об оплачиваемых отпусках», пришел к выводу, что по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск (из них 18 месяцев – предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный конвенцией, и три месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Исходя из этого, истец мог обратиться в суд в течение трех месяцев со дня истечения 18-месячного периода, в течение которого у него было право на предоставление неиспользованного отпуска.

По итогам рассмотрения дела КС заключил, что оспариваемые нормы ТК РФ не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска. Если эта компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, они не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, – при условии обращения в суд с соответствующими требованиями в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Данное толкование объявлено общеобязательным и исключающим любую иную трактовку норм ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ в правоприменительной практике. Решения по делам заявителей подлежат пересмотру с учетом толкования КС, «если для этого нет иных препятствий».

http://legal.report/ks-dal-novoe-tolkovanie-normam-o-kompensacii-za-neispolzovannyj-otpusk/

Дело № 58-КГ14-2

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СудВерховный Суд Российской Федерации
Дата решения23 мая 2014 г., Определение
ИнстанцияСудебная коллегия по гражданским делам, кассация
КатегорияГражданские дела
ДокладчикКорчашкина Тамара Егоровна
Электронная копия решенияСкачать
Решение
г. Москва23 мая 2014 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоГорохова Б.А.,
судейКорчашкиной Т.Е. и Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гордиенко А Г к Управлению Министерства внутренних дел России по г. Хабаровску о взыскании задолженности по заработной плате по кассационной жалобе Гордиенко А Г на решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 15 января 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Гордиенко А.Г. обратился в суд иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Хабаровску (далее — УМВД России по г. Хабаровску) о взыскании задолженности по денежному довольствию, ссылаясь на то, что он проходил службу в органах внутренних дел, с которой был уволен по основанию, установленному пунктом 6 части 1 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» — в связи с грубым нарушением служебной дисциплины, однако при расторжении контракта ответчиком не осуществлена оплата исполнения им обязанностей в сверхурочное, ночное время и в праздничные дни, а кроме того не выплачена компенсация за неиспользованные дни отпуска. Указанные выплаты истец просил взыскать с ответчика, а также выплатить ему проценты за нарушение работодателем срока выплаты заработной платы, установленного статьей 236 Трудового кодекса РФ.

Решением Центрального районного суда г. Хабаровска от 15 января 2013 года заявленные требования частично удовлетворены. Судом постановлено: взыскать с УМВД России по г. Хабаровску в пользу Гордиенко А.Г. компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме руб. коп., проценты в сумме руб. коп. и расходы по оплате услуг представителя — руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года указанное решение отменено и принято новое решение об отказе в иске.

В кассационной жалобе Гордиенко А.Г. ставит вопрос об отмене решения Центрального районного суда г. Хабаровска от 15 января 2013 года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года и вынесении по делу нового решения об удовлетворении иска, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2013 дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 апреля 2014 года кассационная жалоба Гордиенко А.Г. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшееся по делу апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года подлежащим отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Гордиенко А.Г. проходил службу в органах внутренних дел в должности полицейского-водителя мобильного взвода роты № отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по г. , с которой был уволен приказом УМВД России по г. Хабаровску от 10 августа 2012 года № 62л/с по основанию, установленному пунктом 6 части 1 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» — в связи с грубым нарушением служебной дисциплины. Полагая, что при расчете подлежащих выплате при увольнении сумм денежного довольствия ответчику следовало руководствоваться нормами Трудового кодекса Российской Федерации относительно оплаты труда в сверхурочное, ночное время и в праздничные дни и компенсации за неиспользованные дни отпуска, Гордиенко А.Г. обратился в суд с настоящим иском, в котором просил взыскать названные суммы, рассчитанные исходя из норм названного Кодекса.

При этом истец указывал на то, что положения статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающие выплату компенсации при увольнении за все неиспользованные отпуска, должны применяться к сложившимся правоотношениям, поскольку превышают объем гарантий, установленных законодательством о службе в органах внутренних дел.

Разрешая требования о взыскании компенсации за неиспользованные дни дополнительного отпуска, суд первой инстанции, посчитав установленным ввиду отсутствия возражений ответчика тот факт, что истцу не были предоставлены ответчиком 6 дней дополнительного отпуска, и сославшись на положения Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об удовлетворении иска в этой части.

Отменяя решение в части удовлетворения требований о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск, апелляционная инстанция со ссылкой на положения статей 56, 58 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и часть 11 статьи 3 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пришла к выводу о том, что заявленные требования удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что такой вывод суда апелляционной инстанции сделан с существенным нарушением норм материального права, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав истца.

Согласно части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации; настоящим Федеральным законом; Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел; нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации; нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации; нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В соответствии с частью 2 названной нормы в случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 настоящей статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Аналогичные положения содержатся и в части 2 статьи 34 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», предусматривающей распространение действия трудового законодательства Российской Федерации на сотрудников полиции в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, и настоящим Федеральным законом.

При этом абзацем 5 части 8 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовое законодательство не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы; членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор); лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера; других лиц, если это установлено федеральным законом.

Часть 1 статьи 57 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривает, что сотруднику органов внутренних дел ежегодно предоставляется основной отпуск продолжительностью 30 календарных дней, а сотруднику, проходящему службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях или других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, — 45 календарных дней.

В соответствии со статьей 58 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудникам органов внутренних дел устанавливаются следующие виды дополнительных отпусков: 1) за стаж службы в органах внутренних дел; 2) за выполнение служебных обязанностей во вредных условиях; 3) за выполнение служебных обязанностей в особых условиях; 4) за ненормированный служебный день.

Согласно части 11 статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» при увольнении со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, либо по основаниям, указанным в части 10 настоящей статьи, сотрудникам по их желанию выплачивается денежная компенсация за не использованный в год увольнения основной отпуск полностью, а при увольнении по иным основаниям пропорционально периоду службы в год увольнения.

Данный закон не содержит указаний о выплате при увольнении денежной компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск за ненормированный служебный день.

Вместе с тем, согласно части 1 статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Таким образом, поскольку нормы специального законодательства не содержат положений, регулирующих порядок выплаты компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск и при этом прямо предусматривают возможность применения норм трудового законодательства к таким правоотношениями, то в этой части, как предусмотрено частью 2 статьи 3 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», суду следовало руководствоваться нормами Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции об отмене решения суда в вышеназванной части и отказе в удовлетворении исковых требований основан на неправильном толковании норм материального права.

С учетом изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а состоявшееся по делу решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 15 января 2013 года следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 24 апреля 2013 года отменить, решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 15 января 2013 года оставить в силе.

http://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/58-%D0%BA%D0%B314-2/

Литература

  1. Грот, Н.Я. О нравственной ответственности и юридической вменяемости / Н.Я. Грот. — Москва: ИЛ, 2017. — 144 c.
  2. Рогожин Н. А. Арбитражный процесс; Юстицинформ — Москва, 2012. — 240 c.
  3. Исаков, Владимир Теория государства и права 3-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров / Владимир Исаков. — М.: Юрайт, 2016. — 830 c.
  4. История Академии Наук СССР. — М.: М.-Л.: АН СССР, 2017. — 484 c.
  5. Перевалов, В.Д. Теория государства и права / ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. — М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2003. — 616 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях