WordPress

Понятие морального вреда основания и способы его компенсации

Понятие морального вреда основания и способы его компенсации - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Понятие морального вреда основания и способы его компенсации" с комментариями и выводами от практикующих специалистов.

Понятие морального вреда основания и способы его компенсации

Для более глубокого понимания сущности и содержания морального вреда необходимо понять смысл такого психического явления, как страдание. В толковом словаре русского языка страдание определяется как «физическая или нравственная боль, мучение», а боль в свою очередь, связывается, с «ощущением страдания». Таким образом, и боль, и страдания неразрывно связаны между собой.

Характерными признаками страдания, которые, в частности, могут быть установлены и использованы в суде, являются следующие: поведенческие признаки и психическое состояние человека.

В ГК РФ, а также в ППВС РФ от 28 июнь 2012 г. N 6 употребляются две разновидности страданий: страдания нравственные и страдания физические.

Вместе с тем, понятие «нравственность» и производное от него прилагательное «нравственный» можно понимать в нескольких смыслах. Во-первых, нужно определить понятие «нравственность» — это прежде всего, правила, определяющие поведение человека в обществе, но кроме этого в понятие нравственности вкладываются «духовные, душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил поведения». [7]

С этой точки зрения нравственные или душевные страдания человека напрямую связаны с его глубинными личностными структурами, которые подвергаются посягательству, что и вызывает у него столь сильную ответную эмоциональную реакцию в виде отрицательных переживаний, называемых страданиями. Следует отметить, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятием «физический вред» или «вред здоровью». Физические страдания — это одна из форм морального вреда, в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред (его еще называют органическим), представляет собой любые негативные изменения в организме человека, это вред материализованный; негативные изменения происходят в организме под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения в свою очередь приводят или могут привести к изменениям в состоянии психического благополучия или в имущественной сфере личности. Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный.

Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. [17]. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит бремя доказывания на самом потерпевшем. Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. [17]

А.М. Эрделевский, полагает, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда в ст. 151 ГК РФ. [13]

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №10 от 06 февраля 2009 г. отметил, что «на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ». В ст. 208 ГК устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ». [21]

Вернемся к возмещению вреда, как помним, это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Здесь нужно отметить, что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности — требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК РФ). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между испытываемыми страданиями и нарушением личных неимущественных прав. [5]

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По моему мнению, психическое благополучие — одно из нематериальных благ, принадлежащее гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага -здоровья в широком смысле. Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав. Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию, необходимо наличие причинной связи между следующими юридическими факторами: неправомерное действие (бездействие) — нарушение неимущественного права и умаление иного нематериального блага — нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу).

Также необходимо затронуть ст. 151 и 1099 ГК устанавливается принцип сингулярного деликта, т.е. компенсации морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например, Законом РФ от 02 июля 2013 г. «О защите прав потребителей», Федеральным законом от 01 ноября 2012 г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». [2]

Под иными (т.е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать:

— во-первых, имущественные права;

— во-вторых, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным Законом РФ от 28 декабря 2013 г. «Об акционерных обществах»). [1]

Таким образом, многие авторы считают, что существенных различий между возмещением и компенсацией морального вреда нет. Очевидно, законодатель хотел изменением терминологии подчеркнуть лишь особый характер этого вида вреда, но так ли это? Ведь вред нельзя возместить, так как денежная сумма не может и не способна возместить страдания лица. Важное значение, при компенсации морального вреда имеют сроки введения в действие соответствующих нормативно-правовых актов. Так как вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, возможность получения такой компенсации зависит от того:

— допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений;

— когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях;

— когда были совершены действия, повлекшие причинения морального вреда.

В уголовном судопроизводстве моральный вред приобретает особое правовое значение. В первую очередь, наличие морального вреда является основанием признания лица потерпевшим, а в некоторых случаях — необходимым элементом состава преступления. Далее, моральный вред становится одним из обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Наконец, моральный вред можно рассматривать в уголовном процессе как негативные последствия преступления, подлежащие компенсации (возмещению), — он становится необходимым условием защиты нарушенного уголовным деликтом права потерпевшего (условием компенсации морального вреда. Все указанные возможности понимания морального вреда объединяются его сущностью как отрицательного последствия для личности человека и различаются поставленными задачами. Можно выделить определенные критерии для решения субъектами правоприменения вопроса о наличии морального вреда в каждом конкретном случае. К таковым, в частности, следует отнести субъективный фактор — восприятие потерпевшим негативных последствий преступления.

В силу данного критерия можно считать установленным факт причинения морального вреда преступлением против чести и достоинства личности, но только в случае возбуждения потерпевшим уголовного преследования путем подачи соответствующего заявления. При совершении преступления против жизни и здоровья наличие морального вреда должно быть доказано в каждом случае причинения вреда здоровью человека. Преступления против собственности причиняют моральный вред потерпевшему только в тех случаях, когда сам способ совершения деяния, сами действия виновного вторглись в область внутренней жизни человека. В остальных деликтах моральный вред является последствием вреда имущественного и в силу этого самостоятельного значения в уголовном процессе не приобретает. Следует отметить, что субъективный фактор приобретает особенную значимость при покушениях на преступления, так как по таким делам моральный вред становится единственным основанием признания лица потерпевшим. [18]

После признания лица потерпевшим (по признаку причинения морального вреда) одной из задач должностного лица, ведущего расследование, становится рассмотрение морального вреда как обстоятельства, подлежащего доказыванию по уголовному делу. Закон требует установить размер и характер вреда, то есть в чем именно выражались физические или нравственные страдания, какова их степень и глубина. [25]

Таким образом, понимание сущности морального вреда, причиненного преступлением, как негативных последствий для различных составляющих благосостояния человека позволяет выделить один из основных критериев существования морального вреда — субъективное мнение потерпевшего. [19]

Статья 31 Основ говорила, что моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины, а в п. 6 ст. 7 Основ указывалось, что гражданин или юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Понятие «достоинство» вряд ли уместно применять к юридическому лицу, искусственному образованию, которое не обладает собственным сознанием и психикой. Что же касается чести юридического лица, то представляется, что это понятие полностью охватывается понятием «деловая репутация», т.е. оценка обществом поведения юридического лица не только в гражданско-правовых, но и в любых других, свойственных природе юридического лица отношениях.

В ст. 152 действующего ГК РФ сняты противоречия, связанные с вопросом о применимости понятий «честь, достоинство» к юридическому лицу. Пункт 7 ст. 152 ГК полностью устраняет эти понятия из области правового регулирования ГК, предусматривая гражданско-правовую защиту только деловой репутации юридического лица. Однако, формулируя п. 5 ст. 152 ГК, законодатель допустил, неточность, которая приводит к спорам по поводу применимости понятия «моральный вред» к юридическим лицам, а также вызвать иные осложнения.

В п. 5 ст. 152 ГК установлено, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать «возмещения убытков и морального вреда», а в п. 7 той же статьи предусмотрено, что правила этой статьи о защите Деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 11 от 25 апреля 2009 г. выразил противоположный взгляд на эту проблему, указав, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Однако, Пленум совершенно необоснованно проигнорировал слова «применяются соответственно», не дав им должной оценки. Это привело к предъявлению исков о компенсации морального вреда юридическими лицами, а суды, в свою очередь, непреклонно отказывают в удовлетворении таких исков, основываясь при этом, например, на п. 1 того же постановления Пленума, так как истец — юридическое лицо не сможет доказать факт претерпевания им физических или нравственных страданий. Так, Савеловским народным судом г. Москвы был рассмотрен иск страховой компании к средству массовой информации. Предметом иска было требование страховой компании об опровержении сведений, порочащих ее деловую репутацию (осуществление деятельности без соответствующей лицензии), сопряженное с требованием о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Суд удовлетворил требования об опровержении сведений и возмещении убытков и отказал в удовлетворении требования о компенсации морального вреда, исходя из неприменимости понятия морального вреда к юридическому лицу. [23]

Статья 1068 ГК, возлагает на юридическое лицо обязанность возмещения вреда, причиненного работником при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей. Такой вред считается причиненным самим юридическим лицом, а вина его работников — виной самого юридического лица.

Итак, во всех случаях, когда мы встречаемся с категориями которые применительно к юридическому лицу могут подразумевав его некую «психическую деятельность», это оказывается психическая деятельность физических лиц, и лишь наличие в каждом конкретном случае специальной правовой нормы позволяет считать ее психической деятельностью юридического лица.

http://studbooks.net/1141631/pravo/ponyatie_osnovanie_kompensatsii_moralnogo_vreda

Понятие и способы возмещения морального вреда

В отличие от имущественного вреда моральный вред связан с ущемлением нематериальных благ (жизни, здоровья, достоинства личности, деловой репутации, неприкосновенности частной жизни и т.д.), личных неимущественных и имущественных прав, и выражается в физических и нравственных страданиях лица, причиненных ему незаконным уголовным преследованием или применением мер принуждения.

Нравственные страдания (негативные переживания) связаны с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной или врачебной тайны, временным ограничением или лишением каких-либо прав, распространения несоответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и т.д.

Физические страдания (негативные ощущения) выражаются в ухудшении состояния здоровья: мигрени, тошноте, бессоннице и т.д.

Полагаем, что наряду с физическими и нравственными страданиями необходимо выделять и такую разновидность морального вреда как социальные потери. Они выражаются в изменении общественного мнения со стороны социума, в котором находится лицо, разрыве некоторых социальных связей и т.д.

В качестве оснований возмещения морального вреда законодатель называет: заключение под стражу, временное отстранение от должности, применение принудительных мер медицинского характера и иные незаконные действия, предпринятые в отношении обвиняемого (ч. 3 ст. 136 УПК). Думается, что все основания реабилитации являются основаниями возмещения морального вреда, поскольку всякое незаконное осуждение и принуждение вызывают нравственные страдания. Вместе с тем возможны случаи, когда моральный вред возмещается без компенсации имущественного вреда, например при условном осуждении, вынесении обвинительного приговора без назначения наказания.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает следующие способы возмещения морального вреда: денежная компенсация и устранение последствий морального вреда.

Денежная компенсация за причиненный моральный вред определяется судом в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 136 УПК, ст. 151,1100,1101 ГК). Законодатель определяет лишь самые общие критерии оценки тяжести причиненного морального вреда: размер и характер физических и нравственных страданий и степень вины причинителя вреда, при этом суд должен исходить из разумности и справедливости требований истца (ст. 1101 ГК). Конституционный Суд РФ разъясняет, что необходимо оценивать конкретные незаконные действия органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соотнося их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности. Применительно к реабилитации указанные критерии должны быть несколько конкретизированы с учетом фактических оснований причинения морального вреда: срока и условий содержания в местах лишения свободы, тяжести инкриминируемого деяния, материального положения, состава семьи, состояния здоровья реабилитированного до и после уголовного преследования и иных обстоятельств, которые повлияли на тяжесть причиненного морального вреда.

Устранение последствий морального вреда осуществляется должностным лицом, прекратившим уголовное дело, и заключается: в принесении извинений реабилитированному от имени государства; сообщении о реабилитации в средствах массовой информации; направлении сообщения о реабилитации по месту работы, учебы или жительства лица.

Прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный вред (ч. 1 ст. 136 УПК). Возложение соответствующей обязанности именно на прокурора обусловлено тем, что это должностное лицо осуществляет публичное и частнопубличное уголовное преследование от имени государства, утверждает обвинительное заключение или обвинительный акт, а также надзирает за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования. Закон не указывает, какой именно прокурор должен принести извинения, однако, как разъяснил Верховный Суд РФ в своем определении от 17 апреля 2003 г. № 50-о03-16, указание в постановлении судьи конкретного прокурора, на которого возлагается соответствующая обязанность, с учетом мнения реабилитированного не противоречит закону и способствует устранению неясностей при его исполнении. В случае если осужденный отбывал наказание в виде лишения свободы, а затем был освобожден от отбывания наказания вследствие отмены приговора в связи с прекращением уголовного дела, в документе об освобождении указанному осужденному приносятся официальные извинения от имени государства (ч. 7 ст. 173 УИК).

Восполнение социальных потерь, связанных с незаконным уголовным преследованием, возможно посредством направления сообщения о реабилитации по месту работы, учебы или месту жительства реабилитированного. Данная обязанность возлагается на суд, прокурора, следователя, дознавателя, которые, при поступлении соответствующего требования реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников, в течение 14 суток направляют письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина (ч. 4 ст. 136 УПК).

Если сведения о применении незаконных или необоснованных мер принуждения были опубликованы в печати, распространены в иных средствах массовой информации (СМИ), то по требованию реабилитированного или по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие СМИ обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации (ч. 4 ст. 136 УПК).

http://studme.org/150704129714/pravo/ponyatie_sposoby_vozmescheniya_moralnogo_vreda

Понятие морального вреда и основания для его компенсации

Моральный вред как правовая категория до сих пор не имеет четко определенных критериев, исследователями предлагаются различные варианты понимания и самой сущности морального вреда, и оснований его возникновения, и определения объема. В связи с этим представляется важным постараться разобраться в имеющихся вопросах и предложить свое видение одного из признаваемых на сегодняшний день видов вреда. С точки зрения законодателя под моральным вредом следует понимать физические или нравственные страдания (ст. 151 Гражданского кодекса РФ). Однако мнения исследователей на этот счет расходятся. Одни согласны с имеющимся правопорядком, другие считают, что под моральным вредом нужно рассматривать не сами страдания, а последствия, вызванные ими, изменения в психике человека, препятствующие его дальнейшему существованию в привычном режиме жизнедеятельности в результате снижения работоспособности, нарушения межличностных отношений, потери семьи и других обстоятельств.[39] На наш взгляд, нравственные страдания заключаются не только в наличии страдания от факта правонарушения, т.е. посягательства на какое-либо из охраняемых законом благ, но и в связи с вызванными последствиями.

По мнению ряда ученых, наряду с физическими и нравственными страданиями возможно причинение и психических страданий. Можно сказать, что источником страданий являются факторы, создающие дискомфортное состояние человека, как с позиции ощущения себя в окружающем мире (физическом), так и с позиции положения в социуме. Дискомфортное состояние в силу наличия ответной реакции психики вызывает переживания.

Но вот само покушение на психическое благополучие в результате вызванных переживаний может рассматриваться как психологическая травма, т.е. искаженное, связанное с пережитыми страданиями и вызванными этим последствиями (страхом, неуверенностью в имеющейся защите и т.д.) восприятие окружающего мира, влекущее изменение поведения человека на менее спокойное и доброжелательное по отношению как к социуму, так и к самому себе.

Поскольку, как было отмечено выше, моральный вред находит выражение в негативных изменениях психической деятельности человека, правильнее было бы использовать учеными понятие «психический вред».

В подтверждение данного аргумента можно привести существование аналогичного института психического вреда в странах англосаксонской (прецедентной) системы права. В наибольшей степени это относится к Англии, США и ряду других государств (в основном — бывших английских колоний). Вариации определения психического вреда в праве Англии и США многочисленны: psychological injury (психический вред), psychiatric injury (психиатрический вред), nervous shock (нервный шок, нервное потрясение). Это обилие применяемой терминологии отражает не столько различные доктринальные подходы к институту компенсации психического вреда, сколько большой практический опыт применения аналогичных правовых институтов на протяжении многих лет.[42]

Отрицательное отношение к социуму проявляется в результате создания человеком конфликтных ситуаций, несправедливого отношения к другим людям, в том числе в виде возникшей потребности в наказании невиновных с целью отражения неприятных воспоминаний. Отрицательное отношение к самому себе видно из-за разрушения семейных, дружеских и иных связей, отказа от ранее поставленных задач в плане самореализации; выражается в угнетенном состоянии психики, что нередко приводит к возникновению и развитию психических и физических заболеваний.

Наличие таких изменений указывает на существование психологического дискомфорта. И если психическая сфера отвечает за нормальную работу человека как биологического существа, то психологическая главным образом — за его комфортное состояние как индивидуума и как члена социума. В случае нарушения такого комфортного состояния возникают душевные переживания, в научной литературе чаще именуемые морально-нравственными либо нравственными страданиями.

Сами же страдания можно охарактеризовать как дискомфортное, т.е. анормальное, разрушительное состояние, которое образуется в результате разрушительного воздействия на идеальный объект — психологическую сферу жизнедеятельности лица. При разрушительном воздействии на идеальный объект образуется нематериальный тип вреда (в противовес материальному типу, возникающему в результате разрушительного воздействия на материальный объект — жизнь, здоровье, имущество лица).

Физические страдания, в свою очередь, выражены в болевых ощущениях, а не в нарушении организма человека, хотя и непосредственно связаны с воздействием на физическое состояние лица. Так как физическая боль — это отклик нормально функционирующей нервной системы организма, можно признать, что физические страдания — это нематериальный вред, где нарушаемым объектом является психологическое благополучие, основанное на дискомфортном (нарушаемом) состоянии физического благополучия человека. То есть особенностью физических страданий является нарушение сразу двух видов благополучия — физического (как комфортного, безболевого физического существования) и психологического (как комфортного психологического существования), второе невозможно без первого.

Нравственные страдания образуют нарушение психологического благополучия, покушение на психическое благополучие, а при сильном воздействии, снижающем сопротивляемость организма к различным видам заболеваний, создают угрозу физическому благополучию. Физические страдания наряду с разрушением физического и психологического благополучия также могут представлять собой покушение на психическое благополучие человека.

Необходимо ответить и еще на один вопрос: отличие морального вреда от других видов вреда заключается только в содержании или в каких-то еще признаках?

Безусловно, особенностью морального вреда является порядок его компенсации: в денежной форме через гражданско-правовой иск посредством обращения за защитой права, хотя с теоретической точки зрения допустима и иная, альтернативная, форма.

Кроме того, моральный вред в зависимости от основания возникновения может иметь самостоятельный характер (например, в случае нанесения оскорбления, унижения чувства собственного достоинства человека), а также сопутствующий нарушению какого-то иного объекта правовой охраны (в частности, при применении физического насилия, уничтожения имущества).

Гражданским кодексом РФ (ст. 151) в качестве оснований возникновения морального вреда выделены: действия, нарушающие личные неимущественные права гражданина; действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага; иные случаи, предусмотренные законом.

Анализируя эту законодательную формулу, одни исследователи полагают, что основанием возникновения морального вреда следует считать лишь посягательство на нематериальные блага , другие — что моральный вред возникает и при причинении имущественного вреда, поскольку здесь также имеются страдания по поводу произошедшего.[43]

Нельзя не согласиться с тем, что нарушение любого права — материального или нематериального, причинение вреда любому благу приводит к возникновению переживаний. Другое дело — мнение законодателя, который может посчитать допустимой компенсацию этих переживаний лишь в определенных случаях.

Немаловажен, однако, вопрос, каков объем причиненных страданий, является ли он величиной объективной или субъективной.

Согласно позиции одних исследователей вероятность возникновения морального вреда во многом зависит от значимости нарушенного блага, поэтому чем дороже благо для потерпевшего, тем сильнее и дольше он будет страдать из-за его утраты; и так как сама сущность морального вреда предполагает его исключительную обусловленность индивидуально-психологическими особенностями истца (потерпевшего) (то событие, которое явилось моральным вредом для одного человека, совершенно не обязательно будет моральным вредом и для остальных людей), делается вывод: всегда нужно проводить судебно-психологическую экспертизу наличия и объема вреда.[44]

На наш взгляд, следует ввести в оборот категорию презюмируемого морального вреда и избавить как суд, так и стороны от обязательности судебно-психологической экспертизы, являющейся затратной, требующей наличия дополнительных материальных средств и времени процедуры, а также носящей вовсе не объективный, а субъективный характер. Точных критериев установления истины в идеальной сфере, которыми одинаково бы пользовались эксперты, в данном случае нет, и мнения разных лиц по поводу одного и того же предмета могут существенным образом отличаться.

Вместе с тем следует воспользоваться единой методикой расчета, т.е. учитывать характер и значимость благ, которым причинен вред, однако в сопоставлении с имеющимся у лица положением, исходя из контекста ситуации. Например, потеря единственного ребенка нанесет неизмеримо большую травму человеку, чем потеря ребенка в случае, если у лица еще есть дети; причинение имущественного вреда, повлекшее невозможность решения насущной проблемы, например с обеспечением необходимого лечения, также имеет более весомое значение, чем имущественные потери, последствия которых не столь тяжелы.

Глубину физических страданий можно представить в виде таблицы, составленной представителями медицинской науки. Глубина нравственных страданий должна быть определена, исходя из тяжести потери для субъекта, которому причинен вред. Например, зарубежными учеными была разработана шкала перемен, которые должен произвести человек, чтобы избавиться от стрессовой ситуации, названная Шкалой уравнения социальной реадаптации; 100 баллов получило такое событие, как потеря супруга (супруги), 63 — тюремное заключение, потеря родственника, 53 — болезнь или травма, 47 — увольнение с работы, 44 — изменение состояние здоровья у одного из членов семьи, 37 — потеря близкого друга, 31 — большой долг, 18 — перемена социальной деятельности, 11 — незначительное нарушение закона; чем больше баллов, тем выше оценивался риск заболевания.[45]

Если взять само воздействие (усредненный его вариант) на психологическое благополучие человека в качестве основополагающего критерия, то дополнительными, дифференцирующими степень нравственных страданий параметрами должны выступить сведения о наличии у субъекта наряду с потерянным иного аналогичного объекта правовой защиты, возможности восстановления утраченного объекта; сведения о последствиях воздействия потерянного имущества на решение имеющихся насущных проблем, возможность и сроки его восстановления; сведения о влиянии последствий причинения вреда на возможность создания (сохранения) семьи, профессиональной и (или) трудовой деятельности.

В качестве дополнительных параметров, увеличивающих или уменьшающих объем причиненного вреда, должны также учитываться степень вины причинителя вреда, степень вины потерпевшего, ситуация, при которой произошло правонарушение.

Итак, при определении объема причиненного морального вреда следует придерживаться не субъективного критерия, в основу которого будет положено мнение заявителя, судьи и обладающих различным уровнем подготовки и неодинаковой позицией при учете одних и тех же признаков морального вреда экспертов, как предлагается рядом ученых, а объективного, составленного специалистами — медиками, психологами, психотерапевтами, обобщающего разные школы, культуры и мнения, и приводящего к единому знаменателю, уравнивающему право каждого гражданина на возмещение вреда, независимо от места и времени рассмотрения его дела.

Судебно-психологическую экспертизу следует проводить только в особых случаях: например, если вред был причинен лицу, находящемуся в состоянии нервного шока, страдающему психическим заболеванием, иностранцу — представителю этнической группы с особыми морально-нравственными установками и т.д.[46]

Компенсация вреда должна производиться не только в денежной форме, но и путем заключения соглашения между сторонами об иной форме компенсации вреда в виде передачи взыскателю какого-либо имущества (например, транспорта, музыкального инструмента, холодильника, одежды) или оказания должником в пользу взыскателя какой-либо возмездной услуги, выполнения самим должником или за его счет работы, направленной на сглаживание (смягчение) физических и нравственных страданий.

На основании вышеизложенного, необходимо выделить следующие моменты:

1) страдания человека, составляющие основу морального вреда, дают право относить этот вред к числу нематериальных или неимущественных видов вреда;

2) физические страдания и душевные переживания могут вести к разрушению различных видов благополучия — психологического, психического и физического в зависимости от силы возникших болевых ощущений (дискомфорта) и состояния организма человека, основным объектом нарушения всегда является психологическое благополучие;

3) моральный вред имеет особый порядок компенсации и общее с другими видами вреда (самостоятельное), а также особое (сопутствующее иному правонарушению) основание возникновения;

4) компенсация морального вреда может происходить как в денежной, так и в неденежной форме, за любое правонарушение, как нематериальное, так и материальное, повлекшее причинение соответствующих страданий, на основании четко фиксированного соотношения объема причиненного вреда и размера причитающейся компенсации, исходя из основных критериев — тяжести потери (при определении глубины душевных переживаний) / силы и времени причиняемой боли (при определении степени физической боли) и дополнительных — срока восстановления утраченного блага, степени вины правонарушителя и потерпевшего, ситуации причинения вреда и др.

Моральный вред можно обозначить как дискомфортное состояние человека вследствие нарушения психологического благополучия — при душевных переживаниях и физического и психологического благополучия — при физических страданиях; выступающее в качестве покушения на психическое и физическое благополучие; имеющее самостоятельный либо сопутствующий характер, компенсируемое в денежной или эквивалентной форме на основании индивидуального обращения в суд за гражданско-правовой защитой.

http://poisk-ru.ru/s9534t9.html

Литература

  1. Терехова, Ю. К. Корпоративный юрист. Правовое сопровождение предприятия. Практическое пособие / Ю.К. Терехова. — М.: Дашков и Ко, Вест Кей, 2015. — 222 c.
  2. Теория государства и права (схемы и комментарии). — Москва: Мир, 2000. — 208 c.
  3. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2004. — 448 c.
  4. Теория государства и права. Введение в юриспруденцию. — М.: Юнити-Дана, 2012. — 128 c.
  5. Яблочков, Т. Гражданская ответственность дуэлянтов / Т. Яблочков. — М.: Типо-лiтография Т-ва Владимиръ Чичеринъ в Москве, 2018. — 686 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях