WordPress

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики" с комментариями и выводами от практикующих специалистов.

Калиновский К.Б. Компенсация потерпевшему морального вреда, причиненного преступлением против собственности

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики - картинка 2На основе правовой позиции Конституционного Суда РФ обосновывается возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности и необходимость изменения сложившейся судебной практики

Калиновский К.Б. Компенсация потерпевшему морального вреда, причиненного преступлением против собственности // Уголовный процесс. 2016. № 9. С. 24-30.

Константин Борисович Калиновский, к. ю. н., доцент, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

Важнейшим для потерпевших является вопрос о возможности денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлениями против их собственности. Возможно ли компенсировать в денежном выражении моральный вред в связи с угоном автомобиля, хищением квартиры? Или же возмещению подлежит только имущественный вред, а нравственные страдания потерпевшего никак не учитываются? Данный вопрос неоднозначно решается по действующему российскому законодательству и в судебной практике по его применению.

Сложившаяся и устойчивая судебная практика судов общей юрисдикции интерпретирует нормы статьи 151 и пункта 2 статьи 1099 ГК РФ как содержащие запрет (исключающие) возмещения морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, если о таком возмещении нет специального указания в законе. Данный запрет последовательно реализуется в практике рассмотрения исков потерпевших о денежной компенсации причиненного им морального вреда преступлениями против собственности.

Так, Президиум Верховного Суда РФ в Постановлении от 12 июля 2000 года № 512п00пр указал, что действующее законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества. В соответствии со статьями 151, 1099 ГК Российской Федерации компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Моральный вред компенсируется также в других случаях, предусмотренных законом. Однако ни гражданское, ни иное законодательство не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

Аналогичная правовая позиция отражена в Определении Верховного Суда РФ от 20 февраля 2002 года № 37-Д02-1, апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 16 июня 2014 года по делу № 33-1271/2014, постановлении Президиума Московского областного суда от 28 декабря 2011 года № 589, апелляционном определении Московского городского суда от 2 октября 2014 года по делу № 10-12211, апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 15 июля 2014 года по делу № 33-2085 и других решениях.

Действительно, для такой практики законодательство дает определенную почву. Оценивая буквальный смысл пункта 2 статьи 1099 ГК РФ – « моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом

» – нельзя не заметить, что законодатель из трех возможных форм выражения его диспозиции (запрет, дозволение, предписание) неудачно использует здесь именно предписание, которое всегда сочетает в себе запрет и дозволение. Оно четко задает рамки правомерного поведения, в пределах которых дозволяется возмещение вреда, а за этими рамками возмещение вреда уже запрещается и расценивается как неправомерное. Тем самым вместо общедозволительного типа правового регулирования, характеризующегося правилом: «разрешено, все, что прямо не запрещено», в полной мере обеспечивающим конституционное право граждан защищать свои права всеми не запрещенным законом способами, используется общезапретительный тип (запрещено все, что прямо не запрещено), предназначенный для регламентации сферы публично-правовых отношений.

К тому же указанный пункт содержит технико-юридический дефект, предусматривая в качестве гипотезы нормы такие действия или бездействие, которые одновременно а) нарушают имущественные права гражданина и б) причиняют ему моральный вред (физические и нравственные страдания); то есть здесь описывается деяние, влекущее одновременно два последствия. Соответственно этому буквальному смыслу, нарушение имущественных прав при отсутствии специального разрешения в законе автоматически исключает возмещение причиненного морального вреда вне зависимости от степени и характера нарушения тех и других прав (обоих последствий). Например, в результате нарушения правил вождения автомобиля одновременно причинен вред здоровью и имуществу. Даже если вред здоровью тяжкий, а вред имуществу малозначительный, по буквальному смыслу рассматриваемой нормы, исключается возмещение морального вреда.

Тем самым буквальный смысл пункта 2 статьи 1099 ГК Российской Федерации, как представляется, не только исключает действие общего правила статьи 151 ГК РФ, гарантирующей возмещение морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага – вне зависимости от того, нарушают ли они одновременно имущественные права, – но и нарушает конституционный принцип соразмерности установленных законодателем ограничений прав, в том числе права на возмещение вреда, права защищать свои права всеми не запрещенным законом способами (статья 45, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Такое ограничение указанных прав (путем установления исчерпывающего перечня случаев возмещения морального вреда, который причинен действиями, одновременно нарушающими имущественные права) не может быть признано соразмерным гипотетической цели предупреждения злоупотребления правом на обращения с малозначительными исками, тем более в тех ситуациях, когда государство обязано защищать права потерпевших от преступлений, защита от возможного злоупотребления правом не может приводить к отмене самого этого права (статьи 55, часть 2 Конституции Российской Федерации).

Тем более, что пункт 2 статьи 1099 ГК Российской Федерации в результате ограничивает право на судебную защиту, которое относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией в отношении всех других конституционных прав, и не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах, в то время, как ограничение доступа к правосудию является одновременно и ограничением фундаментального права на защиту достоинства личности и это тем более относится к жертвам преступлений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 года, от 2 февраля 1996 года от 16 мая 1996 года).

Рассматриваемое правовое регулирование не отвечает и принципу справедливости, освобождая от гражданско-правовой ответственности в виде обязанности компенсировать моральный вред лиц, совершивших имущественные преступления, что не только нарушает конституционные права потерпевших (имущественному интересу преступника отдается приоритет перед интересами жертвы: «Qui parcit nocentibus innocentes punit» — «Щадящий виновных наказывает невиновных»), но и не способствует предупреждению преступлений, ослабляя возможности охранительного правового воздействия.

Указанная проблема неоднократно рассматривалась Конституционным Судом Российской Федерации, который указывал, что компенсация морального вреда как самостоятельный способ защиты гражданских прав, будучи мерой гражданско-правовой ответственности, правовая природа которой является единой независимо от того, в какой сфере отношений – публично-правовой или частноправовой – причиняется такой вред, не исключает возможности возложения судом на нарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими в том числе имущественные права гражданина, в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (Постановление от 8 июня 2015 года № 14-П; определения от 16 октября 2001 года № 252-О, от 3 июля 2008 года № 734-О-П, от 4 июня 2009 года № 1005-О-О, от 24 января 2013 года № 125-О, от 27 октября 2015 года № 2506-О и др.).

При этом заслуживает особого внимания одно из последних его решений по этой проблеме: Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 года N 1171-О.

Следовательно, преступление против собственности имеет своим последствием нарушение и нематериальных прав потерпевшего, и это нарушение – даже не будучи закрепленным в уголовно-правовой норме в качестве квалифицирующего признака, может признаваться обстоятельством, отягчающим наказание (пункт «б» части первой статьи 63 УК РФ) (Постановление Конституционного Суда РФ от 7 апреля 2015 года № 7-П). Оно порождает у потерпевшего отрицательные эмоции, в том числе чувство незащищенности от преступных посягательств, которые с учетом фактических обстоятельств дела и индивидуальных особенностей потерпевшего способны достигнуть уровня физических и (или) нравственных страданий, то есть причинить моральный вред [1] .

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2010 года № 17-П «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» также не ограничивает права потерпевших в зависимости от объекта преступного посягательства и не подвергает сомнению, что моральный вред причиняется любым преступлением, разъясняя при этом порядок разрешения судом вопроса о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, предполагающий применение судами положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК Российской Федерации (пункт 24).

Изложенное позволяет заключить, что приведенные нормы статьи 151 и пункта 2 статьи 1099 ГК РФ – в той части, в какой в них содержится предписание о возможности компенсации морального вреда в других случаях, предусмотренных законом (то есть в отступление от общего правила, предполагающего компенсацию морального вреда лишь при нарушении личных неимущественных прав потерпевшего либо посягательств на принадлежащие ему нематериальные блага), в том числе в случаях нарушения имущественных прав гражданина, – по смыслу указанной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, могут рассматриваться как установленная законодателем дополнительная правовая гарантия (специальная норма), усиливающая гражданско-правовую ответственность причинителя вреда. В силу этой гарантии с обязанного лица может быть наряду с возмещением убытков (статья 15 ГК Российской Федерации) дополнительно взыскана компенсация морального вреда даже в тех случаях, когда его причинение лишь предполагается (презумпция наличия физических и нравственных страданий, опровержение наличия которых или вовсе невозможно, или же возлагается на ответчика; соответственно, пострадавший либо полностью освобождается от обязанности доказывания, либо эта обязанность значительно ослабляется).

Полный текст статьи для подписчиков журнала «Уголовный процесс» на сайте http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=488582

[1] В доктрине уголовного права, которую можно признать классической, считается, что любое преступление посягает не только на непосредственный и родовой объект уголовно-правовой охраны, но и на общий объект, каковым признается правопорядок – урегулированное уголовно-правовыми нормами состояние общественных отношений. Соответственно, любое преступление этому общему объекту причиняет вред, включающий в себя последствия в том числе в виде причинение горя людям, которые лишаются уверенности в своей защищенности. См.: Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л., 1984. С. 50, 62 – 63; Соктоев З.Б. Причинность и объективная сторона преступления. М., 2015.

http://www.iuaj.net/node/2081

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики - картинка 3

Проблема возмещения морального вреда была и остается объектом внимания юристов-теоретиков и юристов-практиков, так как затрагивает интересы многих физических и юридических лиц.

Цель института возмещения морального вреда — выполнять нравственную социальную функцию — охрану неприкосновенности личности, то есть функцию социальной защиты.

Понятие “личность” нельзя ограничивать только физической неприкосновенностью, наоборот оно носит скорее нематериальный характер, охватывает духовную, моральную сферу человека. Под моральным вредом надо понимать не только вред, причиненный нарушением обязательственных прав или посягательством на нравственное чувство, но и всякого рода различные переживания, причиняемые любым правоотношением.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство, деловая репутация, личная и семейная тайна и т.д.) или нарушаются его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и т.д.) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред часто более чувствителен и более остро заставляет страдать потерпевшего, чем имущественный вред, он, как таковой, не может быть возмещен, но онможет быть хоть как-нибудь компенсирован. Ввиду отсутствия иного, лучшего способа дать потерпевшему удовлетворение, этим способом может служить, и служит денежная компенсация. При оценке морального вреда суд основывается на специфических особенностях каждого дела, на степени и характере морального вреда, на имущественном положении ответчика и потерпевшего.

Причинение морального вреда личности представляет собою также форму вреда, причиняемого не имуществу потерпевшего, а его личности – физической или моральной — и косвенно отражающейся на его имущественном положении, примером тому является лишение жизни кормильца либо лишение или ограничение трудоспособности лица.

Неимущественный (моральный) вред может быть причинен и тогда, когда даже незначительное причинение имущественного вреда вызывает неизмеримые переживания той или иной утраты

Моральный вред означает нарушение психического благополучия, душевного равновесия личности. Вследствие правонарушения, совершенного против того или иного лица, оно может испытывать унижение, раздражение, гнев, стыд, отчаяние, дискомфортное состояние и т.д. В результате совершенного против личности правонарушения могут наступать негативные последствия в самой различной сфере ее деятельности. В любом случае моральный вред представляет собой претерпевание нравственных страданий, сужение свободы личности, и он не должен оставаться вне сферы права.

Компенсация морального ущерба представляет возможность в определенной мере сгладить неблагоприятные последствия правонарушения, способствует приобретению вместо утраченного блага другое. Гарантированная законом охрана чести, достоинства и деловой репутации, в том числе посредством компенсации морального ущерба, оказывает положительное влияние на психическое состояние потерпевшего, вселяет веру в справедливость.

В свою очередь, обязанность правонарушителя компенсировать причиненный им моральный ущерб является мерой определенной ответственности, не позволяющей безнаказанно умалять честь, достоинство, деловую репутацию личности.

Расширение сферы охраняемых гражданским правом интересов граждан и признанием в качестве предмета гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений, является целесообразной и оправданной допущенная в законе имущественная ответственностьза причинение морального вреда.

Как известно, отечественное законодательствона протяжении длительного времени не предусматривало права на возмещение морального вреда, и лишь сравнительно недавно определилась иная тенденция.

Принципиально новой в этом отношении правовой нормой является статья 151 Гражданского кодекса РФ, которая предусматривает право граждан на возмещение морального вреда, причиненного неправомерными действиями.

Требование закона о возмещении морального вреда предусмотрено не только при защите права на честь, достоинство и деловую репутацию, но и в некоторых других случаях и, в частности, при причинении трудового увечья потерпевшему, в случаях профессионального заболевания, при незаконном увольнении и т.д.

Статья 151 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что моральный вред подлежит возмещению только тогда, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права (блага) гражданина. Одновременно предусмотрено, что законом могут быть установлены и другие случаи возмещения морального вреда. Таким образом, из ст. 151 вытекает, что возмещение морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных прав граждан, допускается лишь в случаях, специально предусмотренных законом.


Также статьей 151 Гражданского кодекса РФ установлено общее правило:

моральный вред возмещается на техже основаниях,на которых строится ответственностьза причинение имущественного вреда. Следовательно, в настоящее время независимо от вины возмещается моральный вред, если он причинен в результате деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих, незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным заключением под стражу и т.п.

Моральный вред компенсируется только денежной суммой. В ч. 2 ст. 151 приводятся критерии, которыми следует руководствоваться при определении размера компенсации морального вреда: степень вины причинителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Практика применения нормы о компенсации морального вреда выработала и дополнительные рекомендации для определения размера компенсации.

Так, в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994г. по делам о защите прав потребителей указано, что размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

По действующему законодательству потерпевший сам субъективно оценивает тяжесть причиненного ему морального вреда и в иске произвольно указывает определенную сумму. Видимо, у рассматривающего дела суда на этот счет должны бытьте или иные ориентировочные критерии. По каждому конкретному делу должны быть приняты во внимание: общественная оценка ущемленного интереса или нарушенного блага, степень вины правонарушителя, тяжесть наступивших последствий, социально-бытовые условия потерпевшего, сфера распространения не соответствующих действительности, позорящих сведений, материальное положение сторон.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28 апреля 1994г. “О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья” приведены дополнительные обстоятельства, которые следует учитывать при определении размера компенсации за моральный вред: степень тяжести травм и иного повреждения здоровья, имущественное положение причинителя вреда. При этом особо подчеркнуто, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Следует обратить внимание на то, что ст. 151 Гражданского кодекса РФ не предусматривает возмещение морального вреда юридическим лицам, что в условиях конкуренции не способствует деловой репутации юридических лиц. Статьи 151 и 152 Гражданского кодекса РФ предполагают, что субъектом, которому причиняется моральный вред, может быть и гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в данном случае, в соответствии с п. 3 ст. 23 Гражданского кодекса РФ применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие деятельность коммерческих организаций. Индивидуальный предприниматель, оставаясь гражданином, несет ответственность как гражданин (ст. 24).

Однако в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994г., посвященном некоторым вопросам компенсации морального вреда, этот вопрос решен по-иному. В нем содержится разъяснение, согласно которому “правила регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица”.

С возможностью компенсации морального вреда возникает одна проблема, которая рано или поздно потребует разрешения. Дело касается распространения не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию сведений официальных лиц, государственных служащих, деятелей общественных организаций и партий. Есть уже прецеденты обращения этих лиц в суд с целью получить возмещение за нанесенный моральный ущерб.

В тех случаях, когда истцом выступает официальное лицо, необходимо законодательно закрепить принцип, в соответствии с которым возмещение неимущественного ущерба возможно, если истец докажет: 1) ложность распространенного утверждения; 2) тот факт, что средство массовой информации знало о несоответствии действительности распространяемой информации или не воспользовалось всеми имеющимися правовыми и техническими средствами для проверки ее истинности; 3) а также то, что газета или другой орган распространяющий информацию имел умысел на унижение чести и достоинства, умаления репутации именно этого должностного лица.

Для получения опровержения достаточно лишь доказанного всуденесоответствия действительности письменного или устного высказывания. Такое положение поможет оградить и без того бесприбыльные органы печати от присуждения больших сумм возмещения в пользу должностных лиц. Ведь если возмещение морального вреда официальным лицам лишь за сам факт публикации ложной информации станет обычным явлением, возникает прямая угроза свободе печати, так как газеты и другие средства массовой информации просто будут опасаться оперативно информировать население обо всем, что происходит в среде представителей власти.

Российскому законодателю следует решить вопрос как об определении крайних критериев возмещения морального вреда, так и об ответственности за распространение любых порочащих лицо сведений, а также установить более четкий порядок взыскания с ответчиков компенсации за причинение неимущественного морального вреда.

http://studopedia.ru/2_21168_problema-vozmeshcheniya-moralnogo-vreda.html

Проблемы компенсации материального и морального вреда, причиненного преступлением

Обеспечение права на возмещение вреда, причиненного преступными действиями, лежит на государстве. В 1985 году была принята Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Целью принятия этого международного акта было оказание содействия правительствам и международному сообществу в их усилиях, направленных на предоставление помощи жертвам преступлений и злоупотреблений властью. В этом документе сформулировано положение, по которому в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить от правонарушителя, государствам следует принимать меры к предоставлению потерпевшему финансовой компенсации. Одновременно Декларация говорит о необходимости оказывать жертвам преступлений материальную, медицинскую, психологическую и социальную помощь по правительственным, добровольным, общинным и местным каналам.

В Российской Федерации право потерпевшего на возмещение причиненного ущерба закрепляет ст.52 Конституции. УПК РФ в значительной степени расширил права потерпевшего, закрепив в ст. 42 право потерпевшего на возмещение имущественного и морального вреда в денежном выражении. Однако, несмотря на позитивные изменения, осуществляемые в сфере уголовной юрисдикции, с горечью приходится констатировать, что ни государство, ни российское общество пока не готовы к реализации рекомендаций, предлагаемых Декларацией основных принципов для жертв преступлений. В российском судопроизводстве отсутствует надежный механизм восстановления нарушенных прав и компенсации ущерба, причиненного преступлением.

Потерпевший в российском уголовном процессе может быть признан одновременно и гражданским истцом. В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом признается физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Гражданский иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен их законными представителями или прокурором. Прокурор выступает в данном случае как орган, призванный осуществлять защиту нарушенных прав, он не является ни гражданским истцом, ни его представителем. Гражданскими истцами в подобном случае выступают физические и юридические лица, в интересах которых был заявлен иск.

Гражданский иск в уголовном процессе — один из институтов уголовно-процессуального права. Особенностью этого института является то обстоятельство, что в уголовном процессе действуют элементы гражданско-процессуального метода регулирования постольку, поскольку это не противоречит принципам уголовного процесса, его публичному началу.

Любое преступление причиняет вред охраняемым общественным интересам. По своему характеру вредные последствия различны: в одном случае преступление причиняет вред жизни, здоровью граждан, в другом — их имуществу, в третьем — причиняет моральные страдания и т.д. В силу общего правила, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также юридическому лицу, должен быть возмещен в полном объеме.

В задачу органов, осуществляющих производство по уголовному делу, входит принятие всех необходимых мер для быстрого и полного устранения последствий преступления. Рассмотрение гражданского иска приближает сроки преодоления наступивших негативных последствий; подача гражданского иска в уголовном процессе не требует оплаты государственной пошлины. Доказывание вредных последствий преступного деяния — обязанность органов, осуществляющих производство по уголовному делу, а не граждан, заявивших гражданский иск, в отличие от процедуры, предусмотренной нормами гражданско-процессуального права. Это гуманное правило некоторым образом облегчает и без того тяжелую участь потерпевшего. Однако, новый уголовно-процессуальный закон не до конца последовательно решает эту задачу.

Отказ в признании гражданским истцом может иметь место лишь в случае отсутствия причинной связи между заявленным иском и преступными действиями обвиняемого (подсудимого). Отсутствие при возбуждении уголовного дела информации о субъекте преступления, не является препятствием к предъявлению иска в уголовном процессе.

Изучение материалов практики свидетельствует о том, что нередко граждане не знают о порядке компенсации материального ущерба и морального вреда, поскольку это право не разъясняется им надлежащим образом (либо вообще не разъясняется) ни органами предварительного расследования, ни судом. Существуют определенные сложности в установлении причинной связи между незаконными действиями должностных лиц и органов, по вине которых возник вред, и наступившими последствиями. Особенно это касается вопросов возмещения морального вреда. Свидетельство тому и публикации на страницах юридической периодической печати. Случаи обращения граждан в суд с исковыми заявлениями о возмещении морального вреда и материального ущерба от незаконных действий следствия, дознания, суда единичны.

Право на возмещение причиненного имущественного вреда и компенсацию морального вреда, причиненного лицу в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, должно быть разъяснено гражданину при постановлении оправдательного приговора либо принятия решения о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям. Суд в приговоре, определении, постановлении, а прокурор, следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Однако, недостаточная последовательность законодателя в решении вопросов возмещения имущественного и морального вреда, сложность досудебной процедуры реализации права на возмещение ущерба на практике приводят, нередко, к отказу от борьбы за восстановление нарушенных прав.

Дата добавления: 2015-05-31 ; Просмотров: 601 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет


http://studopedia.su/17_80465_problemi-kompensatsii-materialnogo-i-moralnogo-vreda-prichinennogo-prestupleniem.html

Практика рассмотрения требований о компенсации морального вреда в уголовном процессе

В данном обзоре мы рассмотрим, может ли потерпевший подать иск о компенсации морального вреда в порядке гражданского судопроизводства и до вынесения приговора по уголовному дел,

В соответствии со ст. 3 Конституции Украины человек, его права и свободы являются высшей социальной ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.
Преступлением нарушаются наиболее важные, основополагающие права человека. Потерпевшему причиняются моральные и нравственные страдания, которые могут длиться очень долго, а порой и всю жизнь. Поэтому при рассмотрении уголовного дела суд должен обеспечить полную и комплексную защиту прав потерпевшего, включая компенсацию причиненного ему морального вреда.
Анализ судебных решений, в том числе отмененных и измененных вышестоящими судами, свидетельствует о том, что существуют проблемы, которые не разрешены, поэтому без консультации уголовного адвоката здесь не обойтись

Время заявления требований о компенсации морального вреда

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (ст. 128 УПК Украины). Зачастую потерпевшие не учитывают этого.

Из практики. В ходе предварительного следствия следователь разъяснил права потерпевшего, однако вопреки его утверждениям, приведенным в апелляционной жалобе, гражданский иск он не заявлял. И гражданским истцом не признавался. В ходе судебного следствия потерпевший также не заявлял гражданский иск. В связи с этим суд решил, что потерпевший вправе обратиться с исковым заявлением о возмещении причиненного вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Практика говорит о том, что потерпевший может подать иск в порядке гражданского судопроизводства до вынесения приговора по уголовному делу. Но без помощи адвоката по уголовным делам добиться удовлетворительного результата непросто.

Процессуальные особенности

Определение о признании гражданским истцом не требует удаления суда в совещательную комнату и вынесения отдельного процессуального документа. Это подтверждается судебной практикой.

Из практики. Пленум Верховного суда, оставляя без изменения состоявшиеся судебные акты, указал, что согласно материалам уголовного дела, в ходе судебного разбирательства потерпевшие Л. и Д. заявляли о намерении предъявить гражданские иски к С. В дальнейшем их исковые требования в письменном виде судом были оглашены и приобщены к материалам уголовного дела. Суд разъяснил потерпевшим их права гражданских истцов, а подсудимой — права гражданского ответчика. Таким образом, судья, разъяснив участникам процесса их права в части заявленного иска, фактически признал и наделил процессуальным статусом гражданских истцов Л. и Д., и гражданским ответчиком С.

Отсутствие отдельного процессуального документа об этом не может служить основанием для признания приговора судьи незаконным.

Компенсация по имущественным преступлениям

Компенсация морального вреда потерпевшему от преступления проблемы теории и практики - картинка 10В практике и в теории нет определенности относительно преступлений, при совершении которых у потерпевших возникает право требовать компенсацию морального вреда. На это указывают, в частности, О. Г. Ершов, К. В. Карпов и А. Н. Щевровский. Они отмечают, что вопрос о компенсации морального вреда может быть разрешен в том случае, если при совершении преступления были нарушены только личные неимущественные права потерпевших. С этим выводом нельзя не согласиться и об этом свидетельствует судебная практика.
Недопустима компенсация морального вреда по уголовным делам по обвинению в преступлениях против собственности, где объектом является исключительно собственность потерпевшего. На данное обстоятельство указал Верховный Суд: когда нарушаются имущественные права гражданина, присуждение денежной компенсации причиненного морального вреда допускается только, если это прямо предусмотрено законом.

С. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч 2. ст. 185 УК Украины, то есть в совершении преступления против собственности, где объектом преступления является исключительно собственность потерпевшей, то есть ее материальное благо. В данном случае преступление не затрагивает личность потерпевшей, в связи с чем в соответствии с требованиями закона на осужденного за корыстное преступление не может быть возложена обязанность денежной компенсации морального вреда.

Вместе с тем обращает на себя внимание недавнее определение Конституционного Суда, где Суд констатировал, что положения УПК, УК и ГК не предопределяют отказ в компенсации морального вреда лицу, которому преступлением были причинены физические и (или) нравственные страдания, в силу одного лишь факта квалификации совершенного преступления как посягающего на имущественные права.

Компенсация по многообъектным преступлениям

Компенсация потерпевшему морального вреда возможна при совершении преступлений против жизни, здоровья, половой свободы и неприкосновенности и других преступлений против личности. Кроме того, требовать компенсацию морального вред потерпевший вправе и по преступлениям с двойным объектом, одним из которых является жизнь, здоровье, права, честь и достоинство личности (например, грабеж, разбой и др.). И если компенсация морального вреда, причиненного жизни и здоровью, получила широкое распространение в судебной практике, то случаи возмещения вреда, причиненного чести, достоинству и личным правам в результате преступления, достаточно редки.

В практике встречаются случаи компенсации потерпевшим морального вреда по делам о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка.

В практике и в теории нет определенности относительно преступлений, при совершении которых у потерпевших возникает право требовать компенсацию морального вреда

Также распространены случаи компенсации морального вреда, причиненного в результате совершения других преступлений с дополнительным объектом.

Размер компенсации морального вреда

Размер компенсации морального вреда — один из самых спорных вопросов. В Украине размер компенсации морального вреда практически не урегулирован нормативными документами или разъяснениями судебных органов. Нет и общепринятых методик расчета сумм компенсации за те или иные преступления.

За рубежом закон ограничивает верхний (США, Япония и др.) и нижний (Англия, Франция и др.) пределы компенсации морального вреда, установление тарифов за причиненный моральный ущерб (Англия, Австрия, Франция, Италия).

Так, в Австрии законодательно установлены дневные ставки компенсации за моральный ущерб в зависимости от степени страданий (от 100 до 300 евро в день). В Англии сумма компенсации морального вреда определяется исходя из Тарифной схемы 1994 года, где описаны условия компенсации морального вреда, полученного от преступления, закреплен перечень преступлений с пояснениями о том, как осуществляется выплата компенсации. Во Франции установлены фиксированные значения компенсации морального ущерба в случае полной утраты трудоспособности — 600 евро в месяц. В остальных случаях для расчета компенсации используется формула: компенсация = степень инвалидности (в %) умноженная на нормативный размер компенсации.

При разрешении подобного рода исков судам следует руководствоваться положениями ГК Украины. При определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску. Во всех случаях при определении размера компенсации вреда суды должны учитывать требования справедливости и соразмерности.

Однако суды не всегда учитывают разъяснения Пленума ВС, что приводит к отмене или изменению судебных решений.
Нарушение правила, согласно которому при снижении объема обвинения суд должен снизить размер компенсации, также приводит к ошибкам.

В практике судов встречаются случаи компенсации потерпевшим морального вреда по делам о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка

Взыскиваемые суммы компенсации морального вреда сильно варьируются в зависимости от разных обстоятельств: особенностей личности потерпевшего, подсудимого; обстоятельств совершения преступления; характера страданий; близости родства гражданского лица с погибшим в результате убийства и др. Круг этих обстоятельств очень широк, закрепить все их нормативно невозможно. Поэтому установить в законе конкретные суммы компенсации морального вреда будет неверным. Следует придерживаться сложившегося порядка, оставив данный вопрос на усмотрение и внутреннее убеждение судьи.

http://juristoff.com/sovety-yuristov/kriminalnoe-pravo/35157-praktika-rassmotreniya-trebovanij-o-kompensatsii-moralnogo-vreda

Литература

  1. Керимов, Д.А. Проблемы общей теории права; М.: Современный гуманитарный университет, 2012. — 121 c.
  2. Чиркин, В. Е. Основы сравнительного правоведения / В.Е. Чиркин. — М.: МОДЭК, НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, 2014. — 392 c.
  3. Ганапольский Правосудие для дураков, или Самые невероятные судебные иски и решения / Ганапольский, Матвей. — М.: АСТ, 2017. — 416 c.
  4. Теория государства и права (схемы и комментарии). — Москва: Мир, 2000. — 208 c.
  5. Комаров, С. А. Общая теория государства и права / С.А. Комаров. — М.: Издательство Юридического института, 2012. — 608 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях