WordPress

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника" с комментариями и выводами от практикующих специалистов.

Моральный вред после смерти

1.1. Моральный вред не взимается. А вот имущественный вред оплачивать будут наследники.

1.2. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

2.1. Никто не будет. Согласно ст. 1112 ГК РФ не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина
Желаю удачи. В.

2.2. ГК РФ Статья 1175. Ответственность наследников по долгам наследодателя

1. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323).
Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.
2. Наследник, принявший наследство в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156), отвечает в пределах стоимости этого наследственного имущества по долгам наследодателя, которому это имущество принадлежало, и не отвечает этим имуществом по долгам наследника, от которого к нему перешло право на принятие наследства.
3. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу, в целях сохранения которого к участию в деле привлекается исполнитель завещания или нотариус.

2.3. Наследники, если вступят в наследство..

http://www.9111.ru/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5_%D1%81%D0%BC%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B8/

Ошибка ценою в жизнь

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 2Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 3

Тема эта очень болезненная. На сегодняшний день единой судебной практики по таким спорам нет. Подобные «компенсационные» дела на докторов вообще очень трудно и неоднозначно проходят в наших судах. Поэтому так важны эти разъяснения Верховного суда. И хотя они сделаны Верховным судом для своих коллег — судей, но применение норм права, о которых говорит высокий суд, может оказаться полезным и тем, кто столкнулся с такой ситуацией.

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 4

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 4

Наша история началась с того, что в городскую клинику в Ханты-Мансийском округе обратился местный житель. Ему было очень плохо — мучал кашель, одышка и высокая температура. Больной провел в клинике несколько часов, ему стало совсем плохо. Человек упал и умер прямо на глазах у врачей, которые ничего страшного у него не увидели.

Вдова, когда пришла в себя после несчастья, посчитала, что в гибели супруга виноваты медики, и решила взыскать с больницы три миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда.

Гражданка обратилась с иском в суд, в котором рассказала, что мужа ночью в больнице осмотрел дежурный терапевт. Он-то и поставил диагноз «ОРВИ и острый бронхит», а также назначил лечение. Но уже через три часа после госпитализации в палате мужчина скончался. Позже вскрытие покажет — человек умер от тромбоза.

По мнению истицы, в гибели мужа виноваты врачи, которые поставили неправильный диагноз и не назначили нужное лечение. Вдова заявила в суде, что требует компенсации морального вреда из-за «несвоевременной и некачественной медпомощи». Со слов вдовы, отношение к ней было ужасным — женщине долго не могли рассказать, что происходит с мужем, а в момент клинической смерти его нашли на полу.

Эксперты подтвердили, что нарушения были. Судя по материалам дела, сначала проводили проверку местные чиновники.

Проверка Департамента здравоохранения ХМАО-Югры показала, что дежурный терапевт не назначила полное обследование пациента, неверно оценила тяжесть его состояния, не проконтролировала выполнение своих назначений. Но добавили, что, по их мнению, в случившемся есть и вина самого пациента, который обратился за помощью слишком поздно и провел в стационаре слишком мало времени, уточнили проверяющие.

Эти доводы в целом подтвердила судебно-медицинская экспертиза. Получилась следующая ситуация — по заключению специалистов помощь больному оказали некачественно и несвоевременно, медицинские документы заполнили плохо.

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 6

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 6

Хотя, с другой стороны, по мнению экспертов, тромбоз мог произойти в любой момент времени, и даже эффективное лечение никак от этого не спасает. То есть с таким диагнозом прогноз для пациента все равно получался плохим.

Итог всех проверок — лечили неправильно, но спасти пациента вряд ли могли.

Из такого заключения Мегионский городской суд сделал вывод, что иск можно удовлетворить. Правда, частично. Но вот в какой части — компенсировать моральные страдания истице никто не будет, так как мужчина погиб не по вине врачей. Но клиника все же должна заплатить истице за неправильное лечение мужа 750 000 рублей компенсации морального вреда.

Но вторая инстанция — суд автономного округа — такое решение отменила. Он решил, что нижестоящая инстанция разрешила два требования: отказала вдове в компенсации за смерть ее мужа, и присудила ей же компенсацию за неправильное лечение.

С первой частью апелляция согласилась, но отменила решение о выплате 750 000 рублей. По мнению суда округа, первая инстанция — городской суд, вышла — , за пределы заявленных требований. Истица требовала компенсацию за моральные страдания из-за смерти, наступившей в результате неправильного лечения, а не за само неправильное лечение.

С мнением судей округа не согласился Верховный суд РФ. По его заявлению «апелляция неправомерно разделила одно исковое требование на два самостоятельных». Это произошло, потому что суд субъекта не принял во внимание фактические основания иска.

Вдова писала в иске, что мужу неправильно поставили диагноз, оставили без лечения, а в момент клинической смерти он лежал на полу. Истица переживала нравственные страдания из-за состояния близкого человека, но апелляция это проигнорировала, заявила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она отменила постановление суда округа и оставила в силе решение первой инстанции.

Сейчас обсуждается введение новой статьи в Уголовный кодекс, которая посвящена «врачебным преступлениям».Так недавно Следственный комитет раскрыл содержание новой статьи, которая вводит уголовную ответственность за так называемые — ятрогенные, то есть связанные с врачебными ошибками, преступления.

СКР предложил ввести новую статью в Уголовный кодекс — статья 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и статья 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 8

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 8

Статья 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи или услуги», если это повлекло за собой смерть человека или двух и более лиц либо «гибель плода человека и/или причинение тяжкого вреда здоровью человека». Наказание — штраф от 200 до 500 тысяч рублей. Либо лишение свободы на срок от двух до семи лет и запрет занимать определенные должности.

Статья 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение. А также за «подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медпомощи другим медицинским работником», действия которого повлекли смерть, причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода».

Наказания за те же деяния, совершенные руководителями медицинских организаций, — принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет и запрет на занятие деятельностью.

После того, как медицинские преступления будут сконцентрированы в одной статье УК, врачей больше не будут судить по статьям «Причинение смерти по неосторожности», «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Об этом заявил президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Именно на эти три статьи приходится большинство случаев привлечения медиков к уголовной ответственности. -И потому придумано ввести вместо трех одну статью. Но я полагаю, что судить врачей, с тем чтобы их посадить, можно только в случае умышленного, подчеркну, умышленного вреда здоровью, — сказал Рошаль.

По статистике Следственного комитета, в 2018 году до суда дошли 300 уголовных дел о врачебных ошибках. Всего в СКР поступило 6500 жалоб на действия медиков, а возбуждено было 2029 уголовных дел.

http://rg.ru/2019/04/22/kak-vyschitat-summu-moralnogo-vreda-za-gibel-pri-lechenii.html

Потеря кормильца в результате ДТП, как получить компенсацию с владельца источника повышенной опасности + иск о возмещении вреда в связи со смертью кормильца в дорожном происшествии

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 10Уважаемые посетители!
Статьи размещенные на нашем сайте носят информационный характер о решении тех или иных юридических вопросов.
Вместе с тем каждая ситуация индивидуальна.
Для решения конкретной задачи вам необходимо заполнить форму на сайте, либо задать вопрос онлайн консультанту справа.

Ну а лучше, позвоните нам по телефонам!
Это быстрее и бесплатно !

В ситуации, когда произошла потеря кормильца в результате ДТП, ущерб возмещается независимо от остальных выплат, назначаемых судом. Под ними подразумеваются моральный вред, покрытие затрат на погребение. Сюда же во многих случаях добавляются расходы на экспертизу, адвоката.

Периодически суммы, определенные решением, подлежат индексации. Происходит это в случае увеличения в целом по стране значения прожиточного минимума. Данный момент истцу также требуется принимать во внимание.

Помочь добиться компенсации способны не только знание законодательства, но и знакомство с судебными прецедентами. Обзор некоторых из них приведен ниже по тексту. В качестве бесплатного бонуса предлагаются полезные практические советы.

Как получить выплату по утрате кормильца, погибшего в ДТП

Смерть близкого – это всегда горе для его окружения. Однако на печальных хлопотах жизнь не заканчивается и приходит время для дальнейших действий. В их число входит взыскание ущерба с непосредственного виновника аварии. Здесь требуется понимание отдельных норм законодательства.

Для того чтобы составить иск о возмещении вреда в результате смерти кормильца в ДТП, нужно ознакомиться детально с Главой 56 ГК РФ, устанавливающей правила компенсации ущерба. Особое внимание требуется уделить ст. 1088, 1089 ГК РФ.

Именно они касаются смерти кормильца. В свою очередь ст. 1086 прописывает принципы определение базы, от которой рассчитывается сумма нанесенного вреда.

Без подачи судебного иска не обойтись. Поэтому правила его оформления, предъявления, подсудности следует почерпнуть из ГПК. Там же расписан и алгоритм дальнейшего рассмотрения дела.

Пример иска о ежемесячной выплате по потере кормильца в ДТП

Его может подать одновременно истец как от своего имени, так и от других лиц, для которых он является законным представителем. К примеру, нетрудоспособная мать ставит цель взыскать ущерб для себя и несовершеннолетнего ребенка. По каждому из требований решение выносится отдельным пунктом.

Когда выплаты взыскиваются на ребенка, они состоят из двух частей. Первая включает в себя отрезок с момента гибели кормильца и до дня вынесения судебного решения. Вторая часть назначается до достижения детьми совершеннолетия или окончания их обучения.

Ниже можно ознакомиться с ориентировочным образцом искового заявления. Приведенное правовое обоснование допустимо использовать для собственной ситуации.

Гагаринский районный суд Москвы

ул. Донская, 11, стр. 1

Истец: Калачева Наталья Юрьевна,

действующая в интересах Калачева Андрея Сергеевича

ул. Космонавтов, 18, кв. 51

Ответчик: Федотов Константин Семенович

ул. Кузнечная, 11, кв. 98

Исковое заявление

о возмещении вреда в связи со смертью кормильца при ДТП

1 марта 2019 года в Москве на перекрестке ул. Планетной, 30 и Зоологического переулка, 40 произошло ДТП. В ходе него автомобилем ВАЗ 2107, гос. номер 4536 был смертельно травмирован супруг Истца, Калачев Сергей Дмитриевич.

За рулем в момент аварии находился Ответчик без полиса ОСАГО. В настоящее время в отношении него возбуждено уголовное дело по ст. 264 УК РФ.

На иждивении у покойного находился сын, Калачев Андрей Сергеевич, 06.02.2010 года рождения, который является несовершеннолетним. В соответствии со ст. 1088 ГК РФ он имеет право на возмещение ущерба, причиненного смертью кормильца. При этом согласно п. 2 упомянутой нормы вред возмещается до достижения 18 лет.

Из содержания ст. ст. 1086, 1088 ГК РФ вред компенсируется в той доли среднего заработка погибшего, которая была бы использована на содержания ребенка. До момента трагической гибели Калачев С.Д. работал главным инженером на ООО «Альфа».

Согласно справке по форме 2-НДФЛ с места работы, общий доход покойного за последние 12 месяцев составил 1 миллион 650 тыс. руб. Соответственно, ежемесячный заработок составляет 137 500 руб.

По правилам, установленным Семейным Кодексом РФ. Размер алиментов на одного ребенка составляет 25 % от дохода. Поэтому ежемесячная выплата от Ответчика должна быть в размере 34 375 руб.

Руководствуясь изложенным, а также ст. 1086, 1088 ГК РФ, ст. 3, 22, 131 ГПК Российской Федерации,

Прошу суд:

1) Взыскать с Федотова Константина Семеновича в пользу Калачева Андрея Сергеевича задолженность по компенсации вреда в связи с гибелью кормильца в ДТП за период с 01.03.2019 г. до даты вынесения решения.

2) Взыскивать с Ответчика в пользу Калачева Андрея Сергеевича ежемесячно 34 375 рублей до достижения последним совершеннолетия.

Приложения:

1) Копии материалов по ДТП.

2) Копии свидетельств о браке и смерти Калачева С.Д.

3) Копия свидетельства о рождении Калачева А.С.

4) Справка по форме 2-НДФЛ от ООО «Альфа».

5) Исковое заявление для ответчика со всеми приложениями.

Истец Калачева Н.Ю.

Судебная практика

Как осуществляется на практике возмещение вреда по потере кормильца вследствие ДТП? Рассматривая данную категорию дел, суды принимают во внимание несколько составляющих. Так анализируются обстоятельства смерти гражданина и наличие причинно-следственной связи между ними. Кроме того, оценка дается степени вины ответчика.

Обращается внимание на то, насколько правильно рассчитан доход погибшего, являющийся базой для выплат. Анализируются справки о зарплате, материалы от центра занятости, иные доказательства.

Ниже приводиться в качестве примера несколько судебных решений, принятых в разное время. Все фамилии участников дел изменены.

Компенсация при потери кормильца в ДТП в пользу несовершеннолетнего

В суд обратилась гражданка Никитина с иском к ООО «Спутник» о взыскании вреда, причиненного потерей кормильца, а также моральной компенсации. В заявлении истица указала, что вследствие ДТП с участием машины, принадлежащей ответчику, погибли ее отец и бабушка. Сама же Никитина на момент их смерти была несовершеннолетней.

Автор обращения просила взыскать с ООО «Спутник» задолженность по ежемесячным выплатам сумм ущерба, которая образовалась от даты кончины родственника и до момента вынесения решения судом.

В этой части сумма требований составила 120 тысяч рублей. Кроме того, Никитина настаивала на единоразовом возмещении вреда в связи со смертью кормильца на будущее время за период до окончания ее обучения в институте.

Районный суд исковые требования удовлетворил, однако с этим не согласилась вышестоящая инстанция. В апелляционном определении указано, что истица не привела доказательств нахождения на содержании у своего покойного отца.

Верховный Суд, рассматривая кассационную жалобу Никитиной, отметил, что факт иждивенчества несовершеннолетних у собственных родителей является презумпцией и в дополнительном доказывании не нуждается. Поэтому определением от 28.03.2016 г. по делу № 18-КГ15-248 оставлено в силе первоначальное судебное решение.

Определение заработка погибшего для компенсационных выплат

Верховный Суд РФ рассмотрел в кассационном порядке спор гражданки Юрьевой к ОАО «Российские железные дороги» о взыскании вреда в связи с утратой кормильца. За базу для платежа истица попросила взять обычное вознаграждение для той квалификации, которую имел погибший при жизни.

Своим решением первая инстанция удовлетворила исковые требования, однако апелляция с этим не согласилась. В определении указано, что в материалах дела нет доказательств того, что умерший имел строго установленные профессиональные навыки. Поэтому основой должно быть значение прожиточного минимума для трудоспособного населения.

Коллегия Верховного Суда с таким мнением не согласилась. В определении от 20.12.2003 г. по делу № 5-КГ 13-219 указано, что доказательством наличия соответствующей квалификации может быть запись в трудовой книжке. Сведения же о средней зарплате может подтвердить справка из центра занятости.

Кто может претендовать на возмещение вреда

Полезным в практическом отношении может оказаться решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 29.01.2019 г. по делу № 2-26/19. Истица, Терентьева, обратилась в суд к ответчикам, Дмитриеву и Константинову, с требованием о солидарном взыскании с них ущерба, причиненного потерей кормильца.

Автор иска указала, что в ДТП с участием автомобилей под управлением ответчиков, погиб ее супруг как пассажир. А также Терентьева отметила, что у нее на содержании находится несовершеннолетняя дочь.

Для расчета присуждаемых в ее пользу сумм был взят средний заработок отца за 12 месяцев до его гибели. Дальше суд поступил по аналогии с алиментами и назначил для ежемесячных выплат ¼ от зарплаты.

В таком же размере суд назначил выплаты для Терентьевой. Вынося в этой части решение, судья отметила, что на момент гибели мужа она была нетрудоспособной в связи с декретом. Не работала истица и на момент слушания дела, поскольку находилась в отпуске по уходу за ребенком.

Вопросы и ответы

Выплаты, обусловленные утратой кормильца вследствие ДТП, имеют свои особенности. Не все граждане знакомы с тонкостями действующего законодательства и вынуждены обращаться за советами к профессионалам.

Вопросы задают не только супруги погибших людей, но и их дети. Причем, некоторые из них уже достигли совершеннолетия и получают полноценное высшее образование в различных институтах и университетах.

Ниже подобраны ответы на некоторые вопросы граждан, часто встречающихся в практике юристов. Мнение консультантов поможет принять верное решение.

Госпошлина

Планирую обратиться в суд с иском к виновнику ДТП в связи со смертью кормильца, в котором несколько месяцев назад трагически погиб муж. Рассчитала сумму иска самостоятельно, но она оказалась достаточно большой.

Подскажите, нужно ли платить госпошлину за подачу заявления, и в каком размере? Заранее спасибо за конкретный и обоснованный ответ.

Антонина, г. Москва.

В какой суд предъявлять иск к виновнику ДТП по потере кормильца

В дорожно-транспортном происшествии машина сбила отца. На момент смерти мне 18 лет не исполнилось. Сейчас я достиг совершеннолетия и хочу подать иск к виновнику аварии для получения компенсации, обусловленной потерей кормильца.

Подскажите, пожалуйста, какой суд выбрать? Можно ли это сделать по собственному усмотрению. Благодарю за консультацию.

Михаил, Москва.

Автор иска также вправе подать документы по территории своего проживания. А также дело может рассмотреть суд, юрисдикция которого распространяется на адрес, где произошло ДТП.

Получение пенсии по потере кормильца и возмещение вреда

В ДТП смертельно травмирован муж. Находилась у него на иждивении, поскольку являюсь инвалидом 1 группы по зрению. В установленном законодательством порядке назначена пенсия, положенная в связи с утратой кормильца.

Можно ли дополнительно рассчитывать на возмещение вреда? Заранее спасибо за ответ.

Оксана, г. Балашиха.

Рекомендации заявителю

Обращаясь в суд , необходимо провести определенную подготовительную работу. В частности, определяется ответчик. Когда смерть кормильца связана с транспортом, иск подается к его владельцу. Это может быть и предприятие.

Ниже приводиться еще несколько советов, которые принесут пользу заинтересованным лицам.

Список рекомендаций для истца:

  1. Возмещение вреда допускается соединить с другими требованиями к противоположной стороне. Это может быть компенсация морального ущерба, затрат на погребение.
  2. Перед подачей иска собираются документальные подтверждения всех доходов погибшего. Так можно рассчитывать на справедливую сумму.
  3. В случае, когда истцом является студент вуза, пригодиться справка об отсутствии стипендии.
  4. В ситуации, когда умерший не работал, основой является заработок для его квалификации. Подтвердить его может документ из центра занятости.
  5. Истец может сделать собственные расчеты. Их лучше выделить в качестве отдельного приложения к иску.

Практика показывает, что по рассмотренной категории дел решения принимаются в пользу истцов. Главное, ответственно подойти к иску. Это касается не только самого текста, но и состава доказательной базы.

Автор: Олег Владимирович Росляков, источник sud-isk.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

http://sud-isk.ru/avt-yur/iski-po-dtp/poterya-kormilca-v-rezultate-dtp.html

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Иск о компенсации морального вреда в связи со смертью родственника - картинка 15

ВС подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности.

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции.

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась.

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги.

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки.

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС.

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении.

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция.

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация.

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10.

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС.

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания.

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки.

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС.

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция.

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС.

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28395/

Лицо, которому причинены нравственные страдания в связи со смертью родственника, приобретает право требования компенсации морального вреда, не зависящее от аналогичного права лица, жизни и здоровью которого причинен вред

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

Лицо, которому причинены нравственные страдания в связи со смертью родственника, приобретает самостоятельное право требования денежной компенсации морального вреда, не зависящее от аналогичного права лица, жизни и здоровью которого непосредственно причинен вред.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации № 3-КГ13-2

О. обратился в суд с иском к А., ссылаясь на то, что ответчик А., управляя автомобилем, совершил наезд на пешехода Т. (мать истца). В результате указанного ДТП Т. был причинен тяжкий вред здоровью. Впоследствии Т. скончалась в медицинском учреждении от полученных телесных повреждений. Истцу был причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, связанных со смертью матери, в связи с чем он просил взыскать компенсацию морального вреда с непосредственного причинителя вреда здоровью своей матери.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований О. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по кассационной жалобе О. отменила состоявшиеся судебные постановления, признав их незаконными, постановленными с неправильным применением норм материального права и несоответствующими установленным по делу обстоятельствам и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вступившим в законную силу приговором районного суда А. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 264 УК РФ и ч. 1 ст. 306 УК РФ (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, заведомо ложный донос о совершении преступления).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следовало, что травма, причиненная пешеходу Т. в результате ДТП, не явилась непосредственной причиной ее смерти. Согласно указанному заключению смерть потерпевшей наступила в результате действий медицинских работников при проведении операции в условиях стационара.

Отказывая в удовлетворении требований истца о компенсации ему А. морального вреда, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, сослался на то, что смерть потерпевшей наступила не в результате ДТП, виновным в котором был признан ответчик, а в результате действий медицинских работников, в связи с чем указал на отсутствие у истца оснований для взыскания в его пользу данной компенсации с ответчика, поскольку денежная компенсация морального вреда в связи с причиненными в результате ДТП телесными повреждениями может быть присуждена только лицу, которому непосредственно этот вред причинен.

Вместе с тем в соответствии со ст. 151 ГК РФ в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с последующими дополнениями и изменениями) разъяснил, что объектом неправомерных посягательств являются по общему правилу любые нематериальные блага (права на них) вне зависимости от того, поименованы ли они в законе и упоминается ли соответствующий способ их защиты. Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др. (п. 2 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ). Перечень нравственных страданий, являющихся основанием для реализации права на компенсацию морального вреда, не является исчерпывающим.

В судебном заседании истец заявил о том, что требования о взыскании с ответчика компенсации морального вреда обусловлены тем, что его матери по вине А. был причинен тяжкий вред здоровью, в результате чего она попала в больницу, где находилась в тяжелом состоянии в реанимационном отделении, в связи с чем истец испытывал нравственные страдания.

Таким образом, предметом настоящего спора являлась компенсация морального вреда за причинение физических и нравственных страданий истцу, а не за нарушение принадлежащих Т. неимущественных прав.

Вместе с тем из содержания обжалуемых судебных постановлений усматривалось, что предметом рассмотрения суда данные обстоятельства не являлись, выводов относительно наличия или отсутствия причинения физических и нравственных страданий истцу в связи с приведенными им основаниями иска судебными инстанциями не сделано.

Судебные постановления содержали лишь выводы об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска, поскольку тяжкий вред здоровью причинен Т. и нарушены были ее права, а не права истца. Судебная коллегия также указала на то, что при новом рассмотрении дела суду следует поставить на обсуждение вопрос о привлечении к участию в деле лечебного учреждения, по вине работников которого в результате оперативного вмешательства наступила смерть Т.

Определение ВС РФ № 3-КГ13-2

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

http://www.sud-v-rf.ru/jurisprudence/5/146

Литература

  1. Смоленский, М. Б. Адвокатская деятельность и адвокатура в Российской Федерации (адвокатское право) / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2015. — 384 c.
  2. История политических и правовых учений / В.Г. Графский и др. — М.: Норма, 2003. — 944 c.
  3. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.
  4. Все о пожарной безопасности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. — М.: Альфа-пресс, 2010. — 480 c.
  5. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях